Вячеслав Младенцев, директор ООО «Экологический Сервис: Наше участие в Международной ассоциации экологического сервиса — это выход на федеральный уровень»

Решение о создании Международной ассоциации компаний, участвующих в создании благоприятной среды обитания человека «Экологический сервис» (МАЭС), было принято еще в 2007 году в ходе традиционной международной конференции «Экологический сервис в России и СНГ».

Свидетельство о регистрации ассоциации в качестве некоммерческого партнерства было получено 23 июня 2008 года.

— Вячеслав Анатольевич, какие компании вошли в МАЭС?

— Кроме нашего направления — производство и обслуживание автономных туалетных систем — в ассоциацию вошли предприятия, оказывающие клиринговые услуги, и те, кто работает в сфере вывоза и утилизации твердых бытовых отходов. Причем, в ассоциации есть компании не только из городов России и СНГ, но и из дальнего зарубежья — США, Великобритании и других стран Европы.

— Насколько я знаю, «Экологический Сервис» — это пока единственная в Красноярске компания, которая входит в МАЭС. По какой причине вошли туда вы?

— Причин много на самом деле. Если раньше мы были просто ООО «Экологический Сервис» и дилером компании ОАО «Экосервис», то теперь, благодаря членству в международной ассоциации, мы выходим на другой уровень, становимся участниками серьезного общественного движения. Ассоциация — это прежде всего некоммерческий проект, объединяющий людей, для которых слово «экология» — не пустой звук. Вся наша работа направлена на то, чтобы защитить наши города и поселки от загрязнения, мы хотим сохранить природу для следующих поколений. Силами отдельных предприятий такой масштабной цели добиться невозможно. Единственный путь — это объединить усилия. Первое учредительное собрание ассоциации планируется провести в конце октября, в Подмосковье, где соберутся представители 75 городов России, представители компаний из СНГ, США и Европы. Будут представители и Правительства РФ, и правительства Москвы, и представители разных муниципалитетов. Красноярская мэрия тоже высказала намерение поучаствовать в этом мероприятии, на котором будут обсуждаться конкретные пути решения экологических проблем в наших городах и вопросы дальнейшего развития экологического сервиса.

— А каких, например, положительных изменений можно добиться объединенными усилиями?

— Я думаю, что добиться можно многого. Ассоциация — это единая стратегия продвижения экологического сервиса, единые стандарты качества, выход непосредственно на федеральный уровень, на заинтересованные министерства и ведомства, на муниципальные органы власти. Ассоциация дает возможность более тесного сотрудничества с крупными объединениями потенциальных потребителей наших услуг — строителями, предпринимателями малого и среднего бизнеса. Сегодня в регионах работают и крупные строительные холдинги, управление которыми ведется из центра, и в рамках ассоциации у нас появится возможность сделать общее предложение не отдельным подрядчикам, а в целом холдингам и строительным ассоциациям.

— А как насчет законодательства?

— Есть необходимость, на мой взгляд, и в разработке общей по стране законодательной базы. Практика использования тех же туалетных кабин во многих городах складывается очень по-разному, но очень редко на основе законодательных актов местных властей. Есть, конечно, более продвинутые города, где муниципальная власть понимает важность решения этой проблемы, и законодательная база там существует, но таких примеров, насколько я знаю, крайне мало. В ряде регионов власти даже рекомендательно не готовы легализовать использование мобильных туалетных конструкций. И если все имеющиеся на сегодняшний день законодательные акты разных муниципальных образований объединить в одном справочнике, то это будет хороший практический документ, регламентирующий использование мобильных туалетных систем.

— И что это даст?

— С таким справочником, изданным под эгидой международной ассоциации, можно будет уже более аргументировано разговаривать с муниципальными властями, и не просто убеждать в необходимости принятия того или иного законодательного акта, а предлагать уже готовые решения, которые опробованы и работают в других городах страны. Только таким образом опыт лучших регионов можно распространить на все остальные регионы.

— Насколько я помню, количество стационарных туалетов в Красноярске очень мало. Сколько в таком случае требуется биотуалетов?

— Это регламентируется санитарным законодательством. Есть санитарные нормативы, принятые на федеральном уровне еще в 90-х годах и подписанные президентом. По нормам на тысячу жителей города должно быть не менее одного туалетного прибора. Причем не в ресторане или в кафе, куда нельзя попасть, если не закажешь хотя бы чашечку кофе, а в свободном доступе. Красноярск сегодня — это без малого миллион жителей. Легко подсчитать, что и действующих биотуалетов нужно не менее тысячи штук, а у нас летом работают около 150 биотуалетов. Зимой — еще меньше, поскольку потребность снижается.

— Если биотуалетных кабин в Красноярске в десять раз меньше, чем необходимо, то это значит, что нам еще далеко до передовых регионов?

— Скажем так: понимание проблем в Красноярске есть, поэтому у нас еще относительно благополучная ситуация. По доступности биотуалетов Красноярск сегодня на шестом месте после Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. Со стороны департамента городского хозяйства мы почти всегда встречаем понимание. И общественные структуры, которые занимаются вопросами экологической безопасности, в Красноярске работают активно, и Управление Роспотребнадзора держит эти вопросы на постоянном контроле. Так что движение идет в правильном направлении. Но остается пока главная проблема — недостаток финансирования. Денег в городском бюджете на решение экологических задач выделяется явно недостаточно, поэтому мы еще далеки от стандартов европейских стран.

— Мне, кстати, приходилось не раз слышать недоумение по поводу биотуалетных кабин, которые стоят в общественных местах:

— Да, без шероховатостей в нашей работе не обходится. Видимо, это менталитет у нас такой. По мнению некоторых чиновников, туалет должен быть забит, закрыт или его нужно разместить в таком месте, где его никто вообще не найдет. Вот стоят, например, биотуалетные кабины на одном из самых оживленных мест города. Людей там очень много проходит, следовательно, туалеты остро необходимы. Но регулярно кто-то из чиновников проезжает мимо на машине и тут же дает команду сверху вниз: убрать биотуалеты или чего лучше переместить в другое место, чтоб не видно их было. А почему убрать? А почему не видно? На Красной площади стоят точно такие же биотуалетные кабины, у Белого дома они тоже никого не смущают. Конечно я понимаю, что тем, кто проезжает мимо на своей служебной машине, биотуалеты не нужны, но простым-то Красноярцам без них не обойтись.

— В рамках вашей ассоциации вы будете использовать опыт западных стран? Или он сильно отличается от российского?

— В западных странах мобильные туалетные конструкции используются уже полвека и там сегодня ситуация совершенно иная. Экологическое законодательство там жестче, и существует экологическая полиция, которая следит за соблюдением законодательства. Обратите внимание, что иностранные компании, которые работают в России, придерживаются высоких стандартов и здесь. Если Чешская компания строит в Красноярске торговый комплекс МЕТРО, то первым делом обустраивает на строительной площадке биотуалеты в строгом соответствии с санитарными нормами. Если организуется выставка, презентация или любое другое массовое мероприятие, то и площадка для проведения мероприятия обязательно биотуалетами оборудуется. А у нас в России и законодательство мягче, и штрафы за нарушения экологических норм несущественные. Слабая и государственная поддержка в сфере пропаганды. В западных странах социальная реклама, направленная на решение экологических проблем, попадается на каждом шагу. А у нас социальная реклама и ее эффективность — это вообще отдельная тема. Нет, если, конечно, рассматривать в целом, то у нас в Красноярске все относительно нормально. Но все же хочется, чтобы было еще лучше.